Про ошибки оптимистического планирования.
Как избежать ошибок финансового планирования
Тяжелый взгляд кота. Он преследует меня. На кухне, когда я сбиваю стремянку. По пути в ванную, когда путаюсь в проводах. В спальне, где выравнивают стены. Суровая морда кота, уставшего от шума дрели и раскатов молотка, – прощальное напоминание о несбывшихся планах, когда я ухожу из дома на работу. Он прощается немым укором, оставаясь с чужими людьми, которые должны были изменить нашу с ним жизнь к лучшему. Этот ремонт тянется уже три года.
Эта история – правда. Она из прошлого. Нашего общего прошлого. Всех тех, кто взялся за ремонт. Всех тех, кто не смог завершить его не просто в срок: нет, всех тех, кто сделал ремонт вечным.

Но эта история не про ремонт. Мы с котом закончили его пару лет назад.

Она про ошибки оптимистического планирования. Про светлое иллюзорное будущее, которое оборачивается кошмаром.

Что такое оптимистическое планирование? Это когда вы хотите закончить ремонт за полгода, а не можете в течение четырех лет. Или когда стадион, который планировалось сдать через четыре года после закладки первого камня, строится дольше Колизея. Или когда вместо ожидаемых невероятных 100% годовых инвестор остается на нуле.

Другими словами, это когда ожидания в корне расходятся с реальностью.
Почему мы планируем именно так?
Так устроена психология человека: было бы безумием браться за что-то, если ты не веришь, что сделаешь это. И конечно, ты веришь, что сделаешь это быстро. Сотрудник, который, берясь за дополнительную работу, говорит, что сдаст ее на следующий день, искренне в это верит. Однако скорее всего, он переоценивает свои возможности. Либо результата не будет, либо он не устроит руководство, либо же цена, которой он будет достигнут, окажется чрезмерной.

Как бы парадоксально оно ни звучало, но ошибки оптимистического планирования берутся из нашего подсознательного стремления к продлению собственной жизни. Чем радужней представления о перспективах, тем меньше стресса. Чем меньше стресса, тем крепче здоровье. А чем крепче здоровье – тем дольше жизнь.
…спустя какое-то время я стал прилично зарабатывать, у меня появились лишние деньги. Я решил сходу стать инвестором. Куда вложиться? Сравнил варианты, выбрал для себя стезю биржевого спекулянта. Зарегистрировался, посмотрел историческую доходность нескольких компаний, купил акции. Спустя неделю на панике распродал их, тщательней изучил рынок, купил другие, будучи 100% уверен в своей стратегии и понадеявшись теперь на кредитное плечо. Получилось не то, чтобы очень хорошо – моя карьера биржевого спекулянта закончилась спустя полторы недели после того, как началась.
Этот умозрительный пример можно приложить к очень многим ситуациям. Торговля на криптобиржах. Участие в долевом строительстве. Игра на ставках. Вместе с тем у всех этих ситуациях есть одна общая ошибка. А именно – вопросы, которые мы себе задаем перед тем, как принять решение. Согласно Даниелу Канеману, Полу Словику и Амосу Тверски («Принятие решений в неопределенности: Правила и предубеждения»), вопросы планирования следует подразделять на две категории.
Первая. Все то, что касается непосредственно самого процесса и нашего в нем участия. Это так называемый внутренний подход к прогнозированию. «Сколько я бы мог заработать на этом?», «Какие юридические вопросы нужно решить, чтобы войти в дело?», «Что мне нужно купить, чтобы закончить ремонт?».
Вторая. Внешний опыт. Историческая ретроспектива. Это внешний подход к прогнозированию. «Зарабатывает ли вообще на этом кто-либо?», «Есть ли объективные гарантии дохода?», «Сколько строился Колизей?»
Все это значит, что для реалистичной оценки перспектив необходимо объединять оба подхода, расширяя их вопросом: «С какими рисками мне придется столкнуться?» Но и здесь, поскольку речь идет о финансовой специфике, важны небольшие дополнения.

Так, вкладываясь куда-либо, начинающий инвестор очень часто отдает дальнейшие процессы в руки судьбы. Если он все просчитал и уверен в своей правоте – это вполне нормальное явление. От спекулянтов требуется ежедневная вовлеченность, инвесторы же вкладываются надолго, и потому могут отдохнуть от решения денежных вопросов.
Так в чем же проблема?
Она в счастье. Оптимистическое (читай – ошибочное) планирование делает нас счастливыми лишь на короткий миг, за который мы успеваем погрезить прекрасными картинами несбыточного будущего. Однако затем начинается рутина, которая делает нас глубоко несчастными.

Но есть и счастливый реализм, суть которого сводится к тому, что управлять своими финансами – это удовольствие.

Страховщики еще в начале десятилетия пришли к выводу, что уровень счастья привязан не столько к уровню ежемесячного дохода, сколько к чувству контроля за самими деньгами.

Другими словами, если вы не только вкладываетесь в инвестиционную стратегию, но и намерены получать больше удовольствия от жизни, то о судьбе инвестиций нужно узнавать. Рынками желательно интересоваться. Средства диверсифицировать. А планы – строить реалистично, учитывая принципы внутреннего и внешнего подхода к прогнозированию. Можно быть счастливым, потому что это заложено природой. Но лучше быть таким, потому что ты контролируешь процесс и обосновываешь свой оптимизм. В конце концов, чтобы закончить в срок процессы ремонта или строительства стадиона – ими нужно управлять.
Вам понравилась статья?